4удовища

Выкиньте телевизор

Когда вы смотрите телевизор, активность вашего правого полушария вдвое превышает активность левого, что само по себе является аномалией с неврологической точки зрения. Этот перекос вызывает всплеск производства в вашем организме природных опиатов — эндорфинов, в число которых входят бета-эндорфины и энкефалины. Эндорфины структурно идентичны опию и его производным (морфию, кодеину, героину и т.д.). Другими словами, телевизор действует как высокотехнологичная система накачки нашего организма наркотиками, и мы это действие чувствуем. Ещё один эффект, возникающий во время просмотра телевизора, связан с тем, что те области мозга, которые отвечают за высшую нервную деятельность, отключаются, зато максимально активизируется лимбическая система, низшие отдела мозга, подготавливающие организм к тому, чтобы в любой момент вступить в борьбу или бежать, реализуя глубоко укоренённые в подсознании инстинктивные программы реагирования на внешние стимулы. Кроме того, лимбическая система не способна отличить действительность от сфабрикованных образов (на это способна только кора головного мозга), поэтому мы реагируем на телевизионные программы так же, как если бы они были реальностью, выделяя соответствующие гормоны и т.д. Исследования показывают, что в долгосрочной перспективе чрезмерная активность низших отделов мозга влечет атрофию высших отделов. Возможно, вы об этом не знаете, но уверяю вас, что люди, ежедневно занимающиеся промыванием мозгов, очень хорошо об этом знают. <...> Промыватели мозгов, которым поручено обеспечить трансформацию общества, придумали чрезвычайно хитрый трюк. Они сумели убедить людей, что то, что они видят своими собственными глазами, действительно существует. Поэтому люди будут смеяться вам в лицо, если вы попытаетесь объяснить им, что есть невидимая реальность, что мы видим далеко не полную картину.

Более 75 процентов людей всю информацию получают из телевизора. Лишь 5 процентов американцев прочитывают больше пяти книг за год, зато церемонию награждения премиями «Оскар» смотрит миллиард зрителей. Появление и массовое распространение телевизионных технологий создало нацистскую модель фашистского общества, обеспечив более изощрённые и действенные методы социального контроля, нежели террор, организованный нацистами. Телевидение "пробуждает в людях базовую тягу к зависимости... Телевидение воспринимается как недремлющий покровитель, обеспечивающий опору и защиту. <...> При этом, "телевидение оказывает диссоциативное воздействие на разум человека, снижая его способность рационально мыслить. Зрители, привыкающие смотреть телевизор по шесть и более часов в день, отказываются от своей способности рассуждать, всецело предаваясь образам и звукам, доносящимся с телеэкрана"

Тавистокцы Эрик ТРИСТ и Фредерик ЭМЕРИ разработали теорию "социальной турбулентности", так называемое "смягчение эффектов будущих потрясений", под которым понимается заблаговременная подготовка населения к таким потрясениям, как нехватка энергии, финансово-экономический коллапс и террористические атаки. "Если "потрясения" происходят слишком часто и их интенсивность с каждым разом возрастает, есть опасность, что все общество будет ввергнуто в состояние массового психоза", — утверждали Трист и Эмери. Они также говорили, что "люди будут разобщаться, пытаясь поодиночке бежать от шокирующих реалий, уходить в себя, находить успокоение в отрицании действительности и в популярных развлечениях, но при этом в любой момент будут готовы к вспышке ярости"

Одним из ключевых игроков, вовлеченных в психологическую войну против населения посредством намеренно создаваемой социальной турбулентности, является Курт ЛЕВИН, пионер групповой динамики, который стоял у истоков Франкфуртской школы и бежал из Германии после прихода Адольфа ГИТЛЕРА к власти. Приведенный ниже отрывок из его книги «Перспективы времени и моральный дух» наглядно демонстрирует его понимание психологической войны: "Один из главных методов подавления морального духа посредством стратегии устрашения состоит в точном соблюдении следующей тактики — держать человека в состоянии неопределенности относительно его текущего положения и того, что может ожидать его в будущем. Кроме того, если частые колебания между суровыми дисциплинарными мерами и обещанием хорошего обращения вкупе с распространением противоречивых новостей делают когнитивную структуру ситуации неясной, то человек теряет уверенность в том, приведет ли его какой-либо конкретный план к желаемой цели, или же, наоборот, отдалит от неё. В таких условиях даже те личности, которые имеют четкие цели и готовы пойти на риск, оказываются парализованными сильным внутренним конфликтом в отношении того, что следует делать".

Исследования, проведенные за последние 50 лет в области психологии, социологии и психиатрии, показали, что в отношении количества изменений, которое способно выдержать человеческое сознание, существуют четкие пределы. По мнению Центра научно-политических исследований при Университете Сассекса, в будущем нас ожидает шок — "физический и психологический надлом, возникающий вследствие перенапряжения той части человеческого сознания, которая отвечает за принятие осмысленных решений". Иными словами, "события будут происходить так быстро, что человеческий мозг не сможет осмысливать информацию". Согласно Эмери и Тристу, после серии непрерывной шоковой терапии крупная целевая группа населения входит в такое состояние, при котором ее участники больше не желают делать выбор в меняющихся обстоятельствах. "Такая стратегия может быть осуществлена только через отрицание глубинных корней человечества, которые соединяют людей на личностном уровне, через отрицание их индивидуальной души". Людьми овладевает апатия, и часто ей предшествует бессмысленная агрессия, о чем свидетельствует опыт лос-анджелесских уличных банд в 1960-е и 1980-е годы. То, что Эмери и Трист называют организованной социальной реакцией на диссоциацию, наглядно описывает Энтони БЁРДЖЕСС на страницах романа "Заводной апельсин", рисуя общество, охваченное инфантильной, животной яростью. "Такая группа становится легко управляемой; она будет беспрекословно подчиняться любым приказам, что и является целью данной обработки", — добавляют Трист и Эмери. Более того, диссоциированные взрослые не могут реализовать свой моральный авторитет по отношению к своим детям, потому что слишком увлечены собственными детскими фантазиями, которые внушил им телевизор. А если вы сомневаетесь в справедливости моих слов, посмотрите на сегодняшнее старшее поколение: как они, не желая вступать в конфликт, приняли моральное разложение поколения своих детей, вследствие чего их моральные стандарты снизились

цит. по "Тавистокский институт", Даниэль Эстулин
всякую хрень никто же смотреть не заставляет политическую и малаховых там всяких, а мяч-шайбу всяко приятнее на большом экране смотреть, это очевидно
там много про что говорится (ссылка внизу поста), мне особенно понравилось про расистские корни джаза;
ясно, почему у меня к подобной музыке было стойкое предубеждение

что до интернета, то понятно: кто его создал -- тот и музыку заказывает
по крайней мере, для меня принципиальное отличие в том, что по телевизору тебе вряд ли кто-то станет говорить об опасностях, связанных с ежедневным просмотром телепередач, тогда как в интернете найти информацию о вреде телевидения и тех же соцсетей -- пока ещё не проблема

поскольку Интернет уменьшает способность концентрироваться и созерцать, то мышление становится отрывочным, чтение – поверхностным. Пользователи лишь по диагонали просматривают заголовки и аннотации. А зоны мозга, отвечающие за абстрактное мышление и сопереживание, практически атрофируются. Интернет создаёт лишь иллюзию доступности информации и технической оснащённости. У так называемых «цифровых аборигенов» нагрузка на мозг непрерывно снижается. Даже от программистов сегодня не требуется того интеллектуального уровня, который был им необходим 10-15 лет назад. Они пишут программы – как складывают кубики. Интеллектуальная деградация в таких условиях гарантирована. Формирующаяся теле- или интернет-зависимость меняет не только способности и психологические качества, но изменяют даже мозг человека. Группа китайских ученых из Центра магниторезонансных исследований в г. Ухань сканировала мозг 17 взрослых людей, у которых была выявлена Интернет-зависимость. Эти результаты учёные сравнили с данными 16 здоровых людей. Исследования медиков убедительно показали, что у тех, кто проводит в Интернете много времени, быстро развивается две области головного мозга – часть, отвечающая за кратковременную память, и центр, ответственный за принятие быстрых решений. Однако те зоны мозга, которые ответственны за детальный анализ, глубокое продумывание проблемы, по существу, остаются без нагрузки